Уборевич боровский архитектор сайт: Пространство для жизни. HILL8 Апартаменты премиум-класса на алексеевской.

Содержание

Спецпроект «Дома А-класса» признан самым эффективным практикумом на АРХ Москва

. Об этом сообщили в пресс-службе проекта.Диплом за самый эффективный практикум, движение вперед и масштабную коллаборацию был вручен организатору спецпроекта, генеральному директору СТМК Кириллу Корнееву. Масштабное мероприятие, собравшее на своей площадке свыше тысячи участников, вызвало огромное внимание со стороны посетителей выставки. Четыре дня интенсивной работы, с 3-го по 6-ое июня, 37 часов лекций, живых эмоциональных обсуждений, круглых столов и мастер-классов, 55 ярких спикеров самого высокого уровня. Спецпроект-практикум стал настоящим концентратом знаний и уникального опыта в сфере проектирования и строительства современных частных домов. Директор Международной выставки архитектуры и дизайна АРХ Москва Евгения Михайлиди выразила искреннюю благодарность организаторам мероприятия, каждому спикеру и участнику: «Это сложилось потрясающе! Дома А-класса — это тема будущего!».  

Программа спецпроекта – практикума состояла из нескольких частей и максимально отражала потребности и запросы участников. Значительная часть мероприятий была посвящена теме развития soft skills навыков архитектора, которые позволяют ему играть ведущую роль в процессе возведения дома А-класса. Хедлайнеры мероприятия Тотан Кузембаев (Архитектурная мастерская Тотана Кузембаева), Александра Федорова (Архитектурное бюро Fedorova Architects) и Борис Уборевич-Боровский (Архитектурная студия ub.design, Председатель Московского архитектурного общества, профессор МАРХИ) не только представили свои проекты, но и поделились секретами работы над такими домами. А основной секрет, вернее принцип в работе архитектора, - быть главной единицей всего процесса возведения дома А-класса, объединяющей силой, уметь заряжать своей энергией заказчика, строителей, проектировщика, - всех, кто участвует в строительстве.  Именно архитектор, по мнению Бориса Уборевич-Боровского, ставит во главу угла не просто набор помещений, а глобальную идею, архитектурный замысел – сумму знаний участка, территории, самого заказчика, истории места, чтобы затем это воплотить в жизнь.

Долгожданный рецепт свободы от Бориса Уборевича-Боровского [ARCHiPEOPLE]

Борис Уборевич-Боровский: "Я занялся интерьерами, исходя из идеи, что творческая свобода начинается именно тогда, когда ты лично отвечаешь за все. Когда ты лично отвечаешь, вот тогда ты свободен. Чем меньше объект, чем дальше от мэра — тем больше свободы."

08.01.2011, 12:21 | Автор: Екатерина Тарасова



C Борисом Уборевичем-Боровским мы встретились в его студии, в конце рабочего дня. Для тех, кто с ним не знаком, небольшое описание-впечатление. Борис — человек очень открытый, коммуникабельный и такой… артистичный что ли. Он совершенно не скрывает своей любви к публичности: ему нравится, когда его узнают на улицах. На мои вопросы отвечает очень охотно, живо и искренне. Впрочем, похоже, он все так делает. Подтверждая мое впечатление, комментирует:

 

— Я когда приходил к одному своему уже покойному учителю, архитектору Шапиро, он на меня смотрел и говорил: «Ну, ты артист!»

Я начала интервью с самого животрепещущего для творческих людей вопроса:

«Как человеку возможно быть свободным — делать только то, что хочется?»

— Я занялся интерьерами, исходя из идеи, что творческая свобода начинается именно тогда, когда ты лично отвечаешь за все. Когда ты лично отвечаешь, вот тогда ты свободен. Чем меньше объект, чем дальше от мэра — тем больше свободы.

Какая еще свобода Вас интересует? Свобода… ну финансовая свобода возникает тогда, когда ты успешен, когда ты сделал несколько хороших проектов, когда тебе заказчик заплатил… Когда ты независим финансово. Ты можешь открыть офис, можешь купить технику, можешь купить лицензии на программы, можешь платить за свой мобильный телефон, можешь нанять сотрудников и им платить... Это тоже очень важно.

А как быть с Заказчиком, который своими капризами порой пытается эту свободу отнять?

— Заказчик, он и в Африке заказчик. Даже в советские времена были некие заказчики, которые диктовали какие-то особые условия. Я понимаю, что в институте этому не учат, но это часть работы креативного человека. Креативный человек работает, как правило, на конкретного персонажа. Даже если это государство — это все равно заказчик. Да? С тобой обязательно общается какой-то оппонент — человек, который, возможно, тебе противоречит, может быть, с тобой соглашается. И он не твоей профессии. Поэтому ты должен его убедить. Ты должен его убедить, что ты лучший, что твои идеи самые правильные, что ты все сделаешь до конца, что ты не зря получаешь деньги.

Я понимаю, что это определенная несвобода, но извините, покажите мне архитектора, который плевал бы на заказчика, делал какие-то свои проекты и потом они строились. Не бывает такого. Если ты хочешь, чтобы проект был построен — иди и пробивай этот проект, доказывай. Я где-то читал, что Мельников, например, когда запроектировал свой замечательный клуб, такой, похожий на шестеренку, он с этим проектом дошел до руководителя Моссовета, стучался, как говорится, к нему в кабинет, доказывал, доказывал, пробивал и пробил этот интересный проект. Несмотря на то, что этот проект тогда казался очень странным, новаторским, и его никто не хотел строить.

Вот поэтому я думаю, что свобода зависит именно от твоей активной жизненной позиции. Когда ты рулишь, и ты держишься за руль, тогда ты свободен.

Как Вам удается успевать преподавать, возглавлять успешную студию, издавать книги, профессионально выступать на сцене?

— Я вспоминаю разных персонажей… того же Леонардо да Винчи, который был примером для многих, — он был и музыкантом, и архитектором, и художником, и скульптором, ставил театральные действия и т.д. и т.д. Я считаю, если человек креативный, он выражает себя во всем. Понимаете? Вот что такое творческий человек? Едет человек на машине, думает о своем, в голове что-то такое копошится… Бац! Какая-то идея. Идея гениальная. Вот она приходит в голову вообще непонятно с чего, да? Но это может быть креативная идея в архитектуре, а может быть в музыке или где-то в художественном творчестве или еще в чем-то. Человек пытается себя проявить везде, где он может.

Почему я преподаю? Странно, если человек, который что-то знает, не отдаст это другим. Ну, понятно, что-то он отдает у себя, скажем, в бюро, в своей студии. Но приходит сейчас ко мне 20 молодых душ, им всем по 19 лет. Они должны у кого-то научиться. Но у кого, если не у меня? Если они научатся у человека, который меньше знает или менее опытен или менее креативен, то они потом ко мне придут с этим плохим опытом. И я буду их переучивать. Понимаете? Поэтому я с удовольствием преподаю и считаю, что это очень важно. Недостаточно того, чтоб ты сам познал. Ты должен передать другим. Только так развивается цивилизация. С нуля человек ничего не может нового постичь — он должен опираться на что-то.

Музыкой занимаюсь потому, что дал Бог мне слух и желание. Поэтому я развиваю это. Но стараюсь, чтобы одно другому не мешало. Когда появилась возможность, да еще Дом архитектора помог, соответственно речь зашла о более серьезной работе. Это хорошее подспорье на самом деле. Потому что это отвлекает, это настраивает.

А книги… Вот у меня сейчас первая книга издана. Книга – это тоже необходимый элемент творчества. Потому что в творчестве есть три стадии. Это креативная стадия, когда ты придумываешь, да? Стадия передачи опыта, это когда ты преподаешь. И стадия фиксации результата, когда ты издаешь книжки. Если ты не зафиксировал: не сделал сайт, не издал книжку, не создал слайд-видео и не распечатался в журналах, то зачем ты работаешь? Ты так никому ничего не покажешь. А книжка это фиксация, например, десятилетнего опыта…

Вот у нас была выставка 10 лет назад, одна. Потом была выставка лет 7 назад. Мы считаем, что все эти этапы пройдены, мы достигли каких-то результатов, и эти результаты нельзя не зафиксировать. Надо потратить деньги, собрать их все в одну книжку. Для того, чтобы студент, заказчик, архитектор, дизайнер мог бы взять эту книжку и, полистав ее, посмотреть: «Ага. Вот! За это десятилетие, скажем, этот дизайнер сделал такие-то шаги». Это необходимо. И приходится успевать.

А как успевать? Понимаете, когда ты начинаешь какое-то дело… Допустим, я создал студию. Ты начинаешь это дело, ты вкладываешь туда кучу эмоций, кучу сил, кучу времени – и у тебя этого времени ни на что не хватает. Когда же дело начинает работать, в это время ты можешь, если оно правильно организованно, немножко отойти. Паровоз уже едет, и ты можешь что-то еще сделать, поддерживая, скажем, в топке огонь, подбрасывая уголь. Но паровоз-то уже едет. Ты его уже собрал, колеса прикрутил. Уже всё, уже вагоны прицепил, ты уже сам едешь. А значит, у тебя есть больше возможностей чем-то заняться ещё.

Какие интерьеры из Вашей книги Вам нравятся самому? Какие проекты самые желанные и всегда ли это те, которые будут впоследствии опубликованы?

Мне нравятся те проекты, которые сделаны в состоянии свободы. Клиент действительно очень сильно влияет на творчество. А бывают такие ситуации, когда совершенно никто никакого влияния не оказывает. Вот у меня такие проекты бывали, и они мне больше всего нравятся. Потому что ты можешь делать все, что хочешь. Когда нет препятствий, ты не знаешь куда идти: налево, направо или кругом. Но при этом это самые любимые проекты. Вот Филипповский проект у нас был, такой закругленный… Он и получился самым интересным. Потому что там была полная свобода, там вообще никто не влиял на наш дизайн.

В книжке самые любимые проекты – это последние. Потому что хотим мы или не хотим, но дизайн устаревает. И надо сделать очень правильно свою работу, чтобы этот дизайн не устарел никогда. Есть такие примеры. Например, павильон Германии в Барселоне того же Мис ван дер Роэ (Mies van der Rohe, прим. редакции). Здание 29-го года, но не устарело до сих пор и не устареет никогда.

Но в нашей стране опыты с дизайном, когда мы что-то познаем… это уровень еще не мировой планки, это все-таки подход к весу. Мы еще не можем сказать, что мы — мировая держава в области дизайна и архитектуры. Соответственно работы устаревают. Скажем, что-то мы сделали в 2003 году. Но видно, что устарело. Уже это всё немножко не то. Соответственно мне сейчас больше нравятся те работы, которые сделаны в последние два года. Потому что я их только что реализовал и конечно, они мне самому нравятся.

В целом я люблю жилыми интерьерами заниматься. Потому что этот интерьер неспешный, гораздо более авторский — я с конкретным клиентом работаю и для него это делаю. Жилой интерьер менее экономичен, что тоже хорошо. Потому что заказчик для себя ничего не жалеет. А если мы делаем ресторан, то там обычно одна задача: «за 3 копейки и быстро». Или делаем какой-нибудь офис, для массы людей — там, как правило, нет автора и заказчика в одном лице, все более обезличено. Поэтому мне ближе жилые интерьеры.

Как Вам удается привлекать заказчиков? Почему, несмотря на довольно высокие цены, все равно выбирают Вас?

Вы знаете что? Вот про цены – это миф. Я не знаю, кто его придумал. Где-то написано, что я «самый дорогой декоратор Москвы». Но Вы знаете, это миф. Я его не развенчиваю, потому что мне даже скучно этим заниматься. И кричать на каждом перекрестке, что я дешевый архитектор, я тоже не хочу.

Цена определяется конкретным разговором с клиентом. И эта цена часто выверяется, исходя из общей ситуации на рынке. Эта цена не с потолка. Эта цена учитывает сложность той работы, которую мы делаем. Мы знаем, что мы делаем очень тяжелую сложную работу. Особенно это касается психологической работы с клиентом.

Клиента надо уговорить, надо, как психотерапевту, успокоить, надо его убедить, да? Надо создать такую атмосферу доверия. Я, как мне кажется, беру адекватные деньги за свою работу. И я считаю, что люди, которые берут мало денег за свою работу, недооценивают свой труд. Однако же любой специалист всегда назначает достойные цены, потому что прекрасно понимает, что если к нему пришли, значит идти больше не к кому. Значит, только он решит ту задачу, которая есть у заказчика.

Но даже у такого позитивного, яркого и свободного человека, как Борис Уборевич-Боровский есть свои маленькие проблемы, своя личная несвобода…

— Я очень подвержен чужому мнению, к сожалению. Я в этом смысле немножко труслив. Но я не могу с этим бороться. Вот Вы знаете, есть такой Левон Айрапетов, архитектор, вот у него есть свое мнение, и он ни с кем его не обсуждает, ни к кому не прислушивается, он говорит: «Я знаю». Но я совсем другой.

Я считаю так: если мы говорим о креативе в области архитектуры, дизайна, декораторства, то неизменно всё новое создается на основе каких-то влияний. Ничего нельзя сделать с нуля. Мы все рождены классической культурой, да? Древнего Рима, Эпохи Возрождения… Мы все через это прошли, и в нашем мозгу эти стереотипы уже утвердились. В нас уже очень много стереотипов, связанных со стилями, с цветовыми решениями, с фактурами, с пропорциями и т.д.

Получается, что ты все время подвержен влиянию того, что ты видишь в своей профессии. И если говорит какой-то другой архитектор или дизайнер: «Слушай, ты что-то стал использовать слишком много цвета» или «у тебя слишком холодные оттенки» или «у тебя слишком белые стены» или еще что-то, естественно я начинаю прислушиваться. И думаю: «Елки-палки, а он же, наверное, не просто так говорит, он же, наверное, сравнил меня еще с кем-то». Поэтому я вообще очень болезненно к этому отношусь. И если мне кто-то что-то негативное говорит, я очень переживаю и думаю: «Ой-ой-ой-ой, я действительно куда-то не туда забрел и делаю совсем не то, что надо делать!»

В итоге я все равно выхожу на какую-то свою главную дорогу, и у меня все-таки что-то получается. Что-то срастается друг с другом, проходит через меня, и в итоге чье-то мнение не очень сильно влияет на результат. Но такая болезнь есть.


Видео-лекция: Борис Уборевич-Боровский выступил с блестящей лекцией и мастер-классом в рамках образовательного курса-контеста EDDE [Education Design Fabric] на тему "Лофт-апартаменты". Он поделился с участниками секретами мастерства и успеха. А мы, в свою очередь, делимся с вами. Будьте успешны! 


Еще по теме:
Архитекторы
Практикум
Образование

Просмотров: 15161

Оставить комментарий

Архитектор Уборевич-Боровский: специфические особенности его работы

Архитектор Уборевич-Боровский – российский дизайнер, работающий в стиле минимализма. За время своего творческого пути этот талантливый мастер реализовал более 40 крупных проектов.

Биография архитектора

Архитектор Борис Уборевич-Боровский появился на свет в 1959 году в семье репрессированных. Его дед по линии матери был героем Гражданской войны и известным военачальником, а брат Владимир также является архитектором и художником-карикатуристом.

Архитектор Уборевич-Боровский в 1982 году окончил МАРХИ, затем работал в ОАО «Моспроект». В 1993 году основал собственную архитектурную студию и вместе с другими архитекторами выступил с инициативой восстановления Московского архитектурного общества. В 2010 году выпустил свою первую книгу.

Профессиональная деятельность

Уборевич-Боровский (архитектор) является современным деятелем дизайнерского искусства, который помогает создать особый уют и сделать жилье более уютным и комфортным.

В юности он окончил МАРХИ, где приобрел все требуемые знания и навыки по проектированию. Последующая деятельность мастера была тесно связана с проектными институтами Москвы. Через 10 лет после окончания обучения в академии молодой архитектор Уборевич-Боровский основал собственную мастерскую. Студия в основном направлена на проектирование загородных домов в Подмосковье и дизайнерское оформление квартир в Москве.

На сегодняшний день Борис Олегович не только директор собственной мастерской, но также по совместительству работает в «Моспроекте». Он специализируется на проектах различных градостроительных комплексов, общественных и жилых зданий.

Принцип работы и особенности творчества мастера

Портфолио архитектора Уборевич-Боровского явно показывает то, что это человек, который стремится все время двигаться вперед. Он любит изучать пространство и ищет сочетание цветов.

Сам мастер предпочитает работать в стиле минимализма, хотя и применяет иногда для оформления интерьеров другие стили. Уникальность его работ связана с огромнейшим опытом, так как мастер работает в сфере дизайна интерьеров на протяжении длительного времени.

При обустройстве интерьера архитектор учитывает пропорции помещения, форму, цветовое сочетание и только после этого продумывает и разрабатывает дизайн.

Самые лучшие проекты

Поражает и впечатляет своим творчеством современный известный архитектор Борис Уборевич-Боровский, его работы преимущественно выполнены в стиле минимализма и подчеркивают четкость и лаконичность линий. Талантливый дизайнер со своей командой создал множество разнообразных объектов.

Самыми известными работами считаются объекты недвижимости на Ходынке, Московский дом фотографии, который позже превратился в «Мультимедиа арт-музей». Самым любимым проектом архитектора является лофт на Филипповском переулке, который был выполнен достаточно давно и получился уютным, ярким и очень комфортным. Этот проект был выполнен практически на одном дыхании, недорого и очень быстро. Получился очень эффектный объект.

Уютным получился ресторан, расположенный в здании банка. Интерьер создан с элементами классики, а именно:

  • люстры;
  • рояль цвета слоновой кости;
  • зеркала в рамах.

Достаточно необычным получился лофт в Жуковке. В этом интерьере есть своего рода прозрачность, так как почти отсутствуют все двери, а общее пространство свободно от всяческих стилей. В этом интерьере превосходно сочетается стекло, простые формы, а также нет ни одной лишней детали.

Практически все проекты выполнены в узнаваемом стиле, в котором сразу же читается творческий подход мастера к обустройству интерьера.

Взгляд архитектора на работу

Архитектор Борис Уборевич-Боровский считает, что создавать интерьер нужно таким образом, чтобы он был наиболее комфортным для жизни человека. В своих работах он старается смотреть на обустройство жилого пространства как дизайнер, работать с плоскостью и объемом.

Отличительными чертами его проектов считаются лаконичность, аскетичность и монохромность. Он убежден в том, что жилое пространство должно быть только фоном и подчеркивать человека, который в нем проживает. Однако, несмотря на то, что обустройство жилого пространства – только фон, он должен быть максимально функциональным, достойным и удобным. Основной задачей архитектора является то, что он должен понять заказчика и проникнуться его интересами.

Дизайнер уделяет много внимания пространству и его формированию. В таком случае обязательно нужно создать единое пространство всей квартиры. Он старается убрать все двери и глухие стены, чтобы сделать интерьер более легким и просторным.

Мастер о своем творчестве

Основной принцип работы архитектора Уборевича-Боровского очень простой, но при этом достаточно убедительный. Команда мастеров работает в принципе минимализма, стараясь точно следовать основным архитектурным правилам.

Фирменный стиль всегда угадывается практически безошибочно, так как характеризуется:

  • лаконичным дизайном;
  • графичностью;
  • нейтральной палитрой;
  • прямолинейностью.

Однако вместе с тем мастер утверждает, что никогда не задумывается над тем, как сделать здание или интерьер более концептуальным. Для него самое главное - создать интересный проект. Независимо от того, интерьер это пентхауса или жилой комплекс, мастерская всегда старается работать в современном стиле. Однако, несмотря на стремление внедрить в интерьере самые модные тенденции, они вполне реалистичны и предназначены для людей.

Борис Уборевич-Боровский: «Хорошего архитектора должно быть мало»

Борис Уборевич-Боровский (Фото: пресс-служба)

Традиционный мастер-класс от журнала FirstKey – событие, которого ждут дизайнеры и архитекторы не только из Казани, но и многих ближайших городов.

1 июня в Адмиральском зале ГРК Ривьера у всех, кто интересуется строительством и ремонтом, будет возможность встретиться с легендой российского дизайна и архитектуры, а специалисты также получат важные знание о юридическом сопровождении работы дизайнера. Подробнее о мероприятии рассказал учредитель журнала Рамиль Усманов.

Рамиль, лето – время для отдыха, а Вы собираетесь учиться?

Лето – это горячее время для строительства и ремонта, а значит и для всех специалистов этой сферы. Вся Казань летом стремится переехать жить загород, подальше от плохой экологии, бесконечных пробок и проблем с парковкой. Поэтому все более востребованы не только дизайнеры внутренних интерьеров, но и архитекторы, проектирующие дома «под ключ». И их рабочее лето начнется с нашего мастер-класса. Тот, кто не жалеет ресурсов на свое образование, в будущем получает многократную отдачу.

Вы приглашаете в Казань самого дорого дизайнера Москвы. Насколько это востребовано?

Я приглашаю в первую очередь профессионала и по-настоящему интересную личность. Борис Уборевич-Боровский обладает исчерпывающими знаниями в своей сфере и колоссальным опытом работы. У него особенная концепция формирования интерьера, которой он готов поделиться с казанскими дизайнерами. Будучи архитектором, Борис Олегович прекрасно понимает взаимосвязь между интерьером, декором и планировкой. За проект жилого дома «Парус» на Ходынском поле он получил премию «Дом года-2007». О его регалиях можно говорить долго: председатель Московского Архитектурного Общества, член Союза Московских Архитекторов, руководитель собственной архитектурной студии ub.design, профессор МАрхИ.

1 июня на мастер-классе он расскажет о технологии создания современного интерьера:

  • тренд эко-стиля;
  • логика планировки современного интерьера;
  • современные световые технологии в жилых пространствах;
  • цвет, фактура и материал в интерьере.

Как видите, эти вопросы интересны не только профессионалам, но всем, кто, так или иначе, соприкасается с миром дизайна интерьера.

То есть, в этот раз обойдетесь без узкоспециализированных дизайнерских «фишек»?

Ни в коем случае! Наш мастер-класс как всегда рассчитан на весь день для полного погружения в образовательный процесс. И для второго выступления мы нашли уникального спикера – юриста, специализирующегося на правовой поддержке дизайнеров, архитекторов и их клиентов. Екатерина Куссмауль проходит обучение в учебном центре Всемирной организации интеллектуальной собственности, помогает заключать договоры, защищающие стороны от конфликтов.

Немногие знают, как юридически грамотно организовать дистанционную работу дизайнера? Какой вид договора необходимо заключить при получении аванса? Знание этих нюансов поможет сделать рабочий процесс безопасным для обеих сторон.

Сколько слушателей Вы ждете?

На наших мастер-классах всегда собирается не меньше 150 дизайнеров со всего Поволжья. Масштаб мероприятия позволяет организовать комфортный процесс обучения для полутора сотен человек. Помимо этого на мастер-классах всегда присутствуют наши партнеры – представители компаний, занимающихся строительными и отделочными материалами. И это отличная возможность наладить партнерские отношения. Подробнее о мероприятии вы можете прочитать на нашем сайте firstkey.ru. Мы будем рады видеть вас в числе наших слушателей.


1 июня 2017г.

Казань, ГРК "Казанская Ривьера" (проспект Фатыха Амирхана, 1А), зал Адмиральский

ТЕЛЕФОН ДЛЯ СПРАВОК: (843) 267-22-29

E-MAIL: [email protected]

Книга Архитектор Уборевич-Боровский / The Architect Uborevich-Borovsky | Даниил Ширяев | ISBN 9785000751015

В настоящем издании собраны проекты частных и общественных интерьеров, разработанные известным архитектором Борисом Уборевичем-Боровским - одной из самых заметных фигур в области современного российского интерьера. В числе опубликованных работ мастера - решенный в современном стиле с элементами классики ресторан "R 18/12", минималистичный лофт в Жуковке, пентхаус на улице Улофа Пальме и другие. Об Уборевиче-Боровском часто говорят как о лидере среди игроков рынка жилых интерьеров Москвы, и почти 35 лет профессиональной деятельности есть тому прямое подтверждение. Он не просто понимает важность выстраивания отношений с заказчиком, а каждый раз берет это знание за правило и начинает продумывать проект, апеллируя к неповторимым портретным чертам хозяина квартиры. Стиль Уборевича-Боровского, выработанный за последние два десятилетия, вполне узнаваем: это чистейший, отточенный минимализм. Именно поэтому к его интерьерам стоит подходить с мерками не дизайна, а архитектуры внутреннего...

V nastojaschem izdanii sobrany proekty chastnykh i obschestvennykh intererov, razrabotannye izvestnym arkhitektorom Borisom Uborevichem-Borovskim - odnoj iz samykh zametnykh figur v oblasti sovremennogo rossijskogo interera. V chisle opublikovannykh rabot mastera - reshennyj v sovremennom stile s elementami klassiki restoran "R 18/12", minimalistichnyj loft v Zhukovke, pentkhaus na ulitse Ulofa Palme i drugie. Ob Uboreviche-Borovskom chasto govorjat kak o lidere sredi igrokov rynka zhilykh intererov Moskvy, i pochti 35 let professionalnoj dejatelnosti est tomu prjamoe podtverzhdenie. On ne prosto ponimaet vazhnost vystraivanija otnoshenij s zakazchikom, a kazhdyj raz beret eto znanie za pravilo i nachinaet produmyvat proekt, apelliruja k nepovtorimym portretnym chertam khozjaina kvartiry. Stil Uborevicha-Borovskogo, vyrabotannyj za poslednie dva desjatiletija, vpolne uznavaem: eto chistejshij, ottochennyj minimalizm. Imenno poetomu k ego intereram stoit podkhodit s merkami ne dizajna, a arkhitektury vnutrennego...

Интерьер как фон. Взгляд на дизайн Бориса Уборевича-Боровского

11 ноября в библиотеке ИЦ "Архитектор" состоялась встреча с одним из самых известных архитекторов Москвы - Борисом Уборевичем-Боровским. Дизайнеры нашей студии не могли пропустить эту встречу, ведь перенять опыт у мэтра российской архитектуры полезно и интересно как новичку, так и профессионалу. Нам очень интересно было узнать, как решает какие-то профессиональные проблемы Борис, какие выводы делает архитектор-экспериментатор после работы с новыми материалами и какие советы даст уральским коллегам.

Немного о главном персонаже. Борис Уборевич-Боровский - российский архитектор. Председатель Московского архитектурного общества, Профессор МАрхИ и руководитель студии "ub.design". Среди его работ архитектурные объекты и интерьеры.  Работая много лет, студия Уборевича-Боровского создала множество работ. Но на встрече речь шла о жилом интерьере, пространстве для комфортной жизни.  

Борис Уборевич-Боровский подчеркнул, что в своих работах старается смотреть на интерьер, в первую очередь как архитектор. Работать объемами, плоскостью.  Отличительные черты его интерьеров – это аскетичность, лаконичность и монохромность. Он убежден, что жилой интерьер должен быть только фоном. Интерьер должен подчеркивать человека, который в нем живет, говорить за него. Главный герой, главный акцент – это человек, а интерьер – только фон. Но и фон должен быть достойным, функциональным и удобным. Главная задача архитектора или дизайнера – понять заказчика, прочувствовать его стиль жизни, вникнуть в его интересы настолько, чтобы он смог "договорить" за него. Чтобы заказчик сказал: "Да! Именно это я и имел в виду!". 

Как архитектор Уборевич-Боровский очень много внимания уделяет пространству и его формированию. В интерьерах, которые он считает своими знаковыми, есть одна общая отличительная черта – пространство всей квартиры едино. Он избавляется от дверей (иногда в его интерьерах нет даже двери в туалет!) и глухих стен, делая интерьер легким, просторным. Один из таких -  "Лофт в Жуковке". В нем очень много света, в первую очередь, за счет того, что все перегородки, разделяющие зоны, выполнены из стекла. Такое решение может показаться чересчур смелым и непрактичным, особенно в ванной комнате – даже в ней архитектор отказался от глухих перегородок. Это обусловлено, в том числе, и стилем жизни заказчика – стремительный, быстрый, наполненный энергией и общением. Стеклянные перегородки позволяют запустить в интерьер максимальное количество естественного света – он проникает повсюду, даже в ванную. "Это прекрасно, - считает автор,  - потому что естественный свет – то, чего всегда не хватает". Так же Уборевич-Боровский обратил наше внимание на цвет и материалы – весь интерьер выполнен в черно-белой гамме. Яркие цвета не использовались принципиально, ведь главное, с чем работали создатели интерьера, — это плоскости, объемы, пропорции. Цвета практически нет, но есть контраст: черное и белое, крупное и миниатюрное, массивное и тонкое. На полу - белый паркет, белые стены, белый потолок, белая мебель. Все это делает пространство максимально единым. Зоны открытые, они могут разделяться мебелью, разными материалами, разными уровнями потолка. Главное – это четкость, ясность. Не должно быть "кривых" стен" и непонятных линий, потому что выстроить жизнь в "круглом" помещении сложно. Для этого намного удобнее использовать прямые и четкие формы. И чем лучше архитектор продумает панировку, тем функциональнее и удобнее получится интерьер. Особенно это касается подсобных и хозяйственных помещений - чем детальнее они проработаны, тем комфортнее будет жизнь хозяев. 

В проектах студии "UB.Design" очень много света. Это достигается не только путем замены глухих стен стеклянными перегородками, но и за счет использования светлых материалов, глянцевых поверхностей, стекла и различных источников освещения. В жилом помещении должно быть достаточно светло, свет должен быть "уютным". Студия использует новые современные технологии и не отстает от тенденций светового дизайна – светодиодная подсветка, подсветка ниш, встроенные и накладные светильники. Борис отметил, что очень полезны поворотные светильники – можно выстраивать различные сценарии освещения квартиры, акцентировать внимание на одном и маскировать другое. Так же очень полезными могут оказаться и светильники, которые светят вертикально вниз, создавая атмосферу уюта и комфорта, например, над обеденным столом. Уборевич-Боровский условно назвал такой эффект "аквариумным" освещением, когда свет падает сверху вниз, как в солнечный день в лесу через кроны деревьев. 

Еще один любимый прием в работах студии Уборевича-Боровского – это "дом в доме" или "пространство в пространстве". Автор намеренно выделяет какую-то зону очень явно и уверенно. Такая концепция одного помещения в другом используется, например, в проекте квартиры на Филипповском переулке: он использует натуральное дерево, которое поднимается полосой с пола на потолок, чтобы создать так называемый "кокон", добавляющий интерьеру уют и возможность уйти от суеты, ведь квартира находится в жилом комплексе в самом центре Москвы, где жизнь кипит во всю и иногда так необходимо просто абстрагироваться от шумного города. Кстати, дерево – один из излюбленных материалов студии. Во-первых, дерево может быть ярким элементом интерьера, особенно монохромного. Во-вторых, дерево – это очень красивый и теплый натуральный материал. Паркет, натуральное дерево всегда добавит комфорта и уюта в интерьер, поможет ему зазвучать по-новому и стать более насыщенным. 

Вообще, по мнению Бориса, многие современные интерьеры звучат, потому что они наполнены знаковыми объектами, дизайнерской мебелью и предметами, проверенными временем, такими, как кресла "Lema" и мебель Мис ван дер Рое. Они делают интерьер более глубоким.

Еще один элемент, добавляющий интерьеру глубины и насыщенности – это картины. В проектах Уборевича-Боровского картины – это еще один источник цвета в интерьере. Причем, в большинстве своем они бессюжетные. Это очень насыщенные и яркие абстрактные или геометричные композиции. 

В своих проектах студия "UB.design" уделяет очень много внимания не только предметам и аксессуарам, но и материалам. "Различные материалы и фактуры не должны быть близки по цвету", – считает руководитель студии. Поэтому в своих интерьерах они стараются делать материалы максимально контрастными – если стыкуются два разных напольных покрытия (к примеру, плитка и паркет), то они непременно должны быть контрастными. Что касается материалов для мебели – предпочтение отдается текстильной обивке, приглушенным цветам.

Кроме камня есть еще один натуральный "материал", который добавляет цвет в монохромный интерьер – это зеленые растения. Зелень –это природа, это жизнь. Современные технологии позволяют использовать растения в интерьере нестандартно: можно составлять подвесные композиции, делать "живые" зеленые стены, используя стабилизированный мох или различные системы настенных или подвесных кашпо. Наше внимание Борис обратил еще на один материал – камень. Он может быть в интерьере как искусственным, так и натуральным. Здесь дизайнера подстерегают сразу несколько опасностей: во-первых, натуральный камень – очень яркий и сложный для интерьера материал. Его нужно использовать с осторожностью, потому что камень в какой-то степени авторский материал. Бывает сложно найти рисунок, структуру камня, которая еще не "прозвучала", которая не будет отсылать к чему-то. А искусственный камень, применяемый, например, на полу, может быть подвержен тепловому воздействию. 

В заключение своего выступления архитектор обратил наше внимание на то, как меняются приоритеты. Время идет и меняется заказчик. Что-то становится более важным, что-то постепенно уходит. Например, раньше для заказчика одной из главных зон была обеденная зона – вся семья собиралась за столом. Но с течением времени меняется и ритм жизни и приоритеты. Сейчас "центром" жилого интерьера Борис Уборевич-Боровский считает гостиную зону – диван и журнальный столик. "Вот где теперь кипит жизнь всей семьи!" - утверждает он. Поэтому диван должен притягивать, должен быть приятным. Именно тут теперь собирается семья, гости, дети. Еще одно "новшество" - это гардеробная. Если 10 лет назад заказчику было достаточно простого места для хранения одежды, то сейчас для одежды отводят отдельную комнату. Это означает, что меняется ритм, технология жизни. И архитектор, дизайнер должен быть очень восприимчив и чувствителен ко всему новому.

Подход студии Убореича-Боровского к дизайну интерьера можно действительно считать архитектурным. В них мало цвета. "Цвет – элемент моды. Меняется мода – элемент теряет актуальность. Интерьер выглядит устаревшим", - говорит Борис. И действительно, правда в его словах есть – интерьеры, выполненные 10 лет назад, и сейчас очень актуальны, потому что все их связывает одна общая черта – архитектурность, цельность, умелое формирование пространства. Именно это притягивает наше внимание, и благодаря этому интерьеры Уборевича-Боровского можно приводить в пример как образец рафинированного современного дизайна.

Фотографии взяты с сайта uboreviсh.ru

Автор - Екатерина Калинина 

Online-интервью с Борисом Уборевичем-Боровским "Электрофурнитура в современном интерьере"

На воркшопе мы поговорим:

  • на что нужно обратить внимание дизайнеру интерьера или архитектору при проектировании и выборе решений по управлению комфортом;
  • от согласования тех. задания до эксплуатации, с какими сложностями можно столкнуться;
  • опыт известного архитектора: как розетки, выключатели, функции комфорта могут сделать интерьер комфортным или навсегда испортить его.


 

Спикеры:

Борис Уборевич-Боровский — российский архитектор. Председатель Московского архитектурного общества, Член Союза Московских Архитекторов, Профессор МАрхИ, руководитель Архитектурной студии ub.design. руководитель Мастерской № 7 в ОАО «Моспроект».

Анна Разумова – продакт-менеджер компании Шнейдер Электрик по международным коллекциям электроустановочных изделий.

 

Мероприятие проходит в онлайн-формате.  ОБЩИЕ ВОПРОСЫ:

1. Что такое онлайн-воркшоп?
Вебинар проходит онлайн (т.е. в сети, на вашем компьютере, ехать, печатать и присылать билет не нужно), доступ будет у всех, кто зарегистрируется и у кого будет доступ в Интернет.

2. Будет ли запись?

Запись ведется, но ее предоставление не является нашим приоритетом. Тем, кому актуальна тема, мы рекомендуем посетить мероприятие онлайн. 

Среднее время обработки записей — несколько раб.дней.

3. Как получить ссылку на онлайн-воркшоп?

За 1 час до мероприятия вам приходит автоматическое письмо с почты [email protected] с темой "Ссылка на трансляцию онлайн-события". 

Если вы зарегистрировались менее, чем за 1 час до мероприятия, ссылка на трансляцию придет в билете на вебинар: 

ПОЖАЛУЙСТА, ПРОВЕРЯЙТЕ ПАПКУ "СПАМ" ИЛИ "ПРОМО-АКЦИИ", ПИСЬМО МОЖЕТ УЙТИ И ТУДА.

4. Как попасть на онлайн-воркшоп?

Для того, чтобы принять участие в онлайн-семинаре необходимо в назначенное время оказаться в сети с доступом интернет (хорошее соединение) и звуковоспроизводящим устройством (колонки, наушники). Камеры и микрофоны не нужны. Вопросы спикеру вы сможете задать в специальном чате. 

5. Если что-то не работает. 

Мы рекомендуем пройти тест вашего компьютера заранее и проверить подключение тут: https://webinar.fm/test/  

6. Я буду смотреть с мобильного устройства. 

Если вы будете смотреть вебинар с телефона, установите браузер Safari.


При возникновении вопросов, просим писать об этом на почту [email protected] или звонить: +7 977 490 66 67

самых необычных жилых построек Москвы / Новости / Сайт Москвы

Архитекторы завершили реставрацию дома Наркомфина на Новинском бульваре, 25, блок 1. Это один из самых известных памятников конструктивизма в России и мире. Архитекторы Моисей Гинзбург и Игнатий Милинис спроектировали свое «экспериментальное здание переходного типа» в 1928-1930 годах для сотрудников Наркомата финансов СССР.

Согласно идеологии того времени, дом Наркомфина должен был объединить жителей.Помимо жилых домов разной площади на 50 семей, в нем была общая часть с кухней, тренажерным залом, библиотекой, общей террасой по периметру и местами общего пользования на крыше.

Дом Наркомфина - один из первых в Москве, построенных с бетонной конструкцией. Позже эта технология будет частично заимствована архитекторами и инженерами для крупномасштабного жилья. Здание на Новинском бульваре - первое, построенное на протяженных столбах: первый этаж возвышается над землей с помощью бетонных столбов.Гинзбург считал, что первые этажи плохо подходят для проживания, а свободное пространство под зданием делает его красивее и удобнее, а также позволяет сохранить парк в центре, где строилось здание.

До недавнего времени в здании не производился капитальный ремонт. Комплексная реставрация началась в апреле 2017 года. Были сохранены внешние архитектурные элементы и внутренняя планировка.

Помимо дома Наркомфина, в Москве много жилых домов, представляющих архитектурную и историческую ценность.Mos.ru расскажет, где можно увидеть лежащий небоскреб и круглые здания, почему здания строили на сваях и как строили плоское здание.

Постройки на ногах

Дом Наркомфина - не единственный в Москве жилой дом на сваях. В середине 1960-х годов архитекторы начали экспериментировать со строительством надземных девятиэтажных домов. С 1960-х по 2011 год в городе появилось шесть многоэтажных домов на железобетонных столбах.В северных широтах этот метод строительства использовался для защиты зданий от вечной мерзлоты и наводнений, но в столице функция была более художественной. Москвичи окрестили их постройками на сваях или многоножками. Самые известные расположены на проспекте Мира 184, блок 2 и улица Беговая, 34.

25-этажное здание на проспекте Мира построено в стиле брутализма по проекту архитектора Виктора Андреева и инженера Трифона Заикина. Тридцать колонн поднимают первый этаж на уровень третьего, и даже с нижних этажей открывается отличный вид на ВДНХ и ее окрестности.

Чередование балконов - еще один интересный элемент дизайна: если посмотреть снизу, кажется, что балконы ведут в небо, как ступени гигантской лестницы. Более того, особые формы самих балконов усиливают этот оптический эффект.

В отличие от своей сестры на проспекте Мира, Дом авиаторов на Беговой улице действительно многоножный - он стоит на 40 столбах. Архитектор Андрей Мейерсон поднял его еще выше - на четыре этажа над землей.Предполагалось, что это будет гостиница для летних Олимпийских игр 1980 года, но в конечном итоге она использовалась для сотрудников авиационного завода «Знамя труда».

Он построен из тех же стандартных панелей, что и обычные девятиэтажные дома, но в данном случае они перекрывают друг друга. Кажется, что здание покрыто чешуей, которая дополняет его образ насекомого. Внизу его ноги настолько узкие, что два человека могут обнять их. Это делает здание нестабильным, но столбы и фундамент здания сделаны из железобетона, одного из самых прочных строительных материалов в мире.

Входы отделены от здания и связаны лестницей и лифтом. Лестницы скрыты в овальных бетонных башнях с узкими окнами, напоминающими орудийные щели. Необычное сочетание архитектурных элементов придает зданию воздушный вид, но в то же время имеет некоторые черты средневековой крепости.

Лебединый дом на Ленинградском шоссе

Изначально жилые дома «Лебедь» на берегу Химкинского водохранилища (Ленинградское шоссе, 29-35) предназначались для советской элиты.Большинство квартир здесь занимали советские чиновники, ученые и художники. За несколько лет до проектирования Дома авиаторов Андрей Мейерсон построил комплекс зданий полного цикла. Он состоял из четырех 16-этажных корпусов, стоящих на общем стилобате. Внутри можно было найти все, что может понадобиться советским жителям: магазины, детский сад, химчистку, прачечную, библиотеку и многое другое. На стилобате жители могли отдыхать и заниматься спортом. Под стилобатом находился гараж на 300 машиномест.Фактически комплекс «Лебедь» представлял собой целый микрорайон, расположенный в одном жилом комплексе.

Фасады зданий выполнены из керамзитобетонных плит. Стыки между ними были нарочито грубыми. Это делает их похожими на крупные стройки того периода, но внутри комплекса Swan есть обычные пяти- и девятиэтажные дома. Жители жили в квартирах с высокими потолками, просторными кухнями, закрытыми балконами, большими комнатами, встроенными шкафами и многими другими удобствами.

Те, кто проезжали мимо комплекса по Ленинградскому шоссе, увидели интересный оптический эффект - четыре здания то сливались в одну монолитную стену, то разделялись на башни разной ширины. За этот проект Андрей Мейерсон получил Гран-при на французской архитектурной выставке.

Здания круглой формы

Советский архитектор Евгений Стамо и инженер Александр Маркелов провели очередной эксперимент с советскими стандартными панелями.Сложив панели под углом 6 градусов, они спроектировали круглые здания диаметром 155 метров.

В столице два круглых здания - на ул. Довженко, 6 и ул. Нежинская, 13. В каждом из них 26 подъездов и более 900 квартир. Внутренние дворы выглядят как городские парки, скрытые за девятиэтажной круглой конструкцией, напоминающей спортивную арену, и размером со спортивную арену.

Круглые здания должны были стать доминирующими строениями в своих районах и обеспечивать их жителей необходимой инфраструктурой.Для этого на первых этажах открыты магазины, библиотеки и аптеки.

Хотя круглые здания не возводились в больших масштабах, современные архитекторы утверждают, что этот проект опередил свое время и что Евгений Стамо и Александр Маркелов внесли огромный вклад в архитектурный облик города.

Римское здание

Дом по адресу Казачий переулок, 4 2 и , корп.1, больше соответствует итальянской улице 18-го -го -го века.Он был спроектирован современным архитектором Михаилом Филипповым в стиле классицизма и построен в 2005 году.

Полукруглое строение с массивными колоннами, небольшими балкончиками и крыльцами окружает внутренний двор, типичный для римской имперской архитектуры. В центре ансамбля - круглая лужайка. Он включает скамейки и скульптуры, напоминающие руины Древнего Рима в миниатюре. Построенное недавно, здание уже стало достопримечательностью.

Корабль на Тульской улице

Здание ученых-ядерщиков на Большой Тульской улице имеет длину 400 метров.Вот почему его окрестили плоским небоскребом. У него много прозвищ. Самыми популярными являются корабль и Титаник. В 1980-х годах вокруг него не было других построек, и он выглядел как океанский лайнер, плывущий по морю.

Архитектор Владимир Бабад построил его по заказу Министерства среднего машиностроения, курировавшего атомную промышленность. Это определило некоторые особенности конструкции: несущие стены, перекрытия и балки выполнены из прочного железобетона, а толщина исходных оконных стекол составляла 6 мм.Сложно разглядеть, но здание не совсем квадратное. Торцевые стены расположены под углами 87 и 93 градусов по обе стороны от основных длинных фасадов, что увеличивает сейсмостойкость здания. Легенда гласит, что здание может выдержать землетрясение и даже ядерный взрыв.

Однако главная особенность этого здания с девятью подъездами - его удивительная длина. В нем тысяча квартир. Через цокольный этаж, украшенный колоннами по краям здания и между парами входов, проходят проходы, позволяющие жителям попасть на другую сторону здания, не обходя его почти полкилометра.

Ажурный дом

Ажурный дом на Ленинградском проспекте, 27 был спроектирован в 1940 году архитекторами Андреем Буровым и Борисом Блохиным. Это одно из первых московских домов, где использовалось сборное строительство (позже этим методом стали строить пешеходные переходы, получившие название хрущевских трущоб). Несмотря на богатый стиль ар-деко, конструкция здания была строго функциональной и рассчитана на простых людей. Его назвали Ажурным домом из-за богато украшенных бетонных решеток, спроектированных художником Владимиром Фаворским, и обрученного столба с цветочным орнаментом, который делает его похожим на итальянские палаццо эпохи Возрождения.Однако даже такой декор играет практическую роль - решетки скрывают закрытые кухонные балконы.

Шестиэтажное здание выполнено из монолитных железобетонных блоков. До Великой Отечественной войны он должен был стать основным материалом для масштабного строительства. Однако позже для этой цели использовались более дешевые и легкие стандартные панели, поэтому Ажурное здание осталось уникальным. Сегодня он находится под охраной государства.

Планировка коммунального назначения. На первом этаже располагались общественные места: кафе, магазины, детский сад, бюро обслуживания заказов на уборку, стирку, доставку еды и многое другое.На жилых этажах квартиры занимали меньше места, чем обычно, чтобы было больше места для больших и светлых коридоров, где жители должны были общаться.

Здание Моссельпрома

Дом «Моссельпром» в Калашном переулке, 2/10 - еще один образец советского конструктивизма. В 20-е годы это было самое высокое здание столицы. Его в разное время создавали такие мастера, как Николай Струков, Давид Коган, Артур Лолейт и Вадимир Цветаев, двоюродный брат поэтессы Марины Цветаевой.Декоративное панно, рекламирующее продукцию «Моссельпром», создали художники-авангардисты Александр Родченко и Варвара Степанова, а знаменитый слоган «На Моссельпроме если где угодно» придумал поэт Владимир Маяковский.

Изначально в подвале располагалась мука; магазины розничной торговли находились на первом этаже, директора, бухгалтеры и другие сотрудники Моссельпрома - в офисах наверху, а кондитеры - на верхних этажах.

В 1930-х годах здание было передано Министерству обороны и стало полностью жилым.В здание перебрались высшие генералы. После войны квартиры получили еще больше генералов и героев Советского Союза.

В 1930-х годах здание перешло в собственность Мосгорисполкома. В то время здесь жил выдающийся лингвист Виктор Виноградов. Художественный магазин можно найти на верхнем этаже. Сегодня в здании помимо жилых квартир размещается факультет Русского театрального искусства.

Парусный корпус

Гигантский парус на улице Гризодубовой, 2 был спроектирован группой архитекторов под руководством Андрея Бокова и Бориса Уборевича-Боровского.Изначально они не хотели, чтобы он имел форму слезы. Их целью было построить самое длинное здание в Европе. Однако в новый план развития входили школа и стадион. 22-этажное здание заблокировало бы им солнечный свет. Поэтому было решено уменьшить этажность за счет изменения формы здания.

В результате узкое и длинное здание стало напоминать надутый ветром парус. Его длина и ширина также определялись местоположением - он был построен на взлетно-посадочной полосе Центрального аэродрома имени Михаила Фрунзе.Нетрадиционная форма паруса потребовала сложных технических решений инженерных коммуникаций: внутри сооружались полые сводчатые каналы, повторяющие его округлые очертания. Фасады облицованы керамогранитом, а горизонтальные линии окон и лоджий выделены цветом.

Здание «Парус», которое москвичи называют каплей, волной, китом, палитрой, улиткой и даже ухом, было высоко оценено архитектурными критиками и в 2008 году было удостоено премии «Здание года».

Плоские дома

Несмотря на свою необычную форму, Парусное здание по-прежнему выглядит трехмерным. В отличие от этого, здание на Пресненском Валу, 36 выглядит совершенно плоским, поскольку в нем нет ничего, кроме фасада. Указан один из углов здания. Поэтому под определенным углом он выглядит одномерным.

Соседний дом по адресу: улица Пресненский Вал, 38, корп. 1 также выглядит слишком узким, чтобы стоять на земле без столбов.Он выглядит плоским благодаря квадратному сечению, которое скрывает глубину здания. При этом планировка обоих зданий обычная.

Оба здания построены в 1910-х годах. Это не единственные квартиры в Москве. Один из самых известных квартирных домов находится на улице Таганской, 1/2, корп 2. Строился как гостевой дом. Его острый угол примыкает к стене следующего здания, что создает впечатление, что за ним ничего нет. Такой дизайн был обусловлен желанием собственника получить как можно больше от земельного участка под ним.Участок имел необычную форму, что определяло форму здания.

Здание долгое время находилось на реставрации и было скрыто от прохожих. Реставрация недавно закончилась, и здесь снова живут люди.

Дом трех эпох

Дом в Вишняковском переулке, 23 выглядит как обычное сталинское здание, но при ближайшем рассмотрении становится ясно, что фасад на разных этажах разный. На самом деле это здание, а точнее его первые три этажа, были построены в 18 -м веке.Здание в стиле классицизма было главным домом московского купца Николая Лукутина, организовавшего производство знаменитых миниатюрных лаковых шкатулок в деревне Федоскино.

В 1910 году было решено превратить здание в гостевой дом. Для этого архитектор Петр Ушаков возвел над зданием еще один этаж в стиле неоклассицизма. В 1930-х годах в здании появилось еще два этажа. В 80-е годы над ним появились еще три жилых этажа. Каждая ступень «роста» отражается в фасадах: оконные рамы четвертого этажа отличаются от остальных; между пятым и шестым этажами можно увидеть дополнительную панель, тогда как угловые балконы начинаются только на седьмом этаже.

О премии. Открытый Всероссийский конкурс INTERIA AWARDS 2014


  • 1. Основные положения
    1.1. Премия INTERIA AWARD (далее - Конкурс) - открытый всероссийский конкурс дизайна интерьеров частных и общественных пространств.
    1.2. Конкурс проводится автономной некоммерческой организацией - Экспертным советом по дизайну интерьеров и архитектурной среды.
    1,3. Конкурс проводится для профессиональной аудитории: архитекторов, дизайнеров, декораторов интерьеров, архитектурных и дизайнерских бюро.
  • 1,4. На Конкурс могут быть представлены только выполненные проекты интерьеров частных и общественных пространств.
    1,5. Основная цель конкурса - отбор лучших проектов и поощрение дизайнеров интерьеров и архитекторов, внесших свой вклад.
    бут на разработку современного дизайна интерьера.
    1,6. Номинации Конкурса ежегодно утверждаются Оргкомитетом Премии и состоят из профессиональных и дополнительных номинаций.
    1,7. Рабочим документом Конкурса является Положение о приеме проектов, которое ежегодно утверждается Оргкомитетом. Требования к проектам и формат подачи определены в Положении о представлении проектов.
  • 1,8. Призеры Конкурса награждаются памятными жетонами и призами в зависимости от номинации.
    1.9. Абитуриенты могут участвовать только в одной профессиональной номинации. Экспертный совет Оргкомитета распределяет проекты по номинациям. Все проекты, представленные в профессиональных номинациях, могут участвовать во всех дополнительных номинациях.
    1.10. Исполнительным органом Конкурса является Оргкомитет, создается в соответствии с Положением об Оргкомитете Открытого Всероссийского конкурса INTERIA AWARDS и работает в соответствии с ним.
  • 2. Номинации
    Последний срок подачи заявок - 5 сентября 2014 г.
    2.1. Профессиональные номинации
    Традиции:
    - Интерьер загородного дома до 300 кв.м.
    - Интерьер загородного дома более 300 кв.м.
    - Интерьер квартиры до 150 кв.м.
    - Интерьер квартиры более 150 кв.м.
    - Интерьер общественного места
    Инновации :
    - Интерьер загородного дома до 300 кв.м.
    - Интерьер загородного дома более 300 кв.м.
    - Интерьер квартиры до 150 кв.м.
    - Интерьер квартиры более 150 кв.м.
  • - Интерьер общественных мест
    2.2. Дополнительные номинации
    - Специальная номинация от компании Miele
    - Приз общественного жюри
    - Приз зрительских симпатий на сайте www.archiprofi.ru

    3. Выбор получателей конкурса
    3.1. Лауреатов конкурса по номинациям выбирают:
    В профессиональных номинациях:
    - Профессиональное жюри, действующее в соответствии с Положением о профессиональном жюри Открытого всероссийского конкурса INTERIA AWARDS;
    В дополнительных номинациях:

  • - Общественное жюри (в номинации на Премию Общественного жюри) формируется в соответствии с Положением об Общественном жюри Открытого всероссийского конкурса INTERIA AWARDS и работает в соответствии с ним;
    - Партнеры Конкурса совместно с организаторами (Призы Партнеров Конкурса) выбирают призеров;
    - Все зарегистрированные пользователи могут выбрать лучший проект в открытом онлайн-голосовании на сайте www.archiprofi.ru вне зависимости от деления профессиональных номинаций;
    - Гран-при присуждается автору проекта профессиональных номинаций, получившего наибольшее количество наград *.
    * В данном случае победитель номинации
  • , из которого был получен проект Гран-при, - следующий проект, набравший наибольшее количество голосов в этой номинации.

    4. Объявление и срок проведения конкурса
    4.1. INTERIA AWARDS - ежегодный конкурс. Окончание года - начало конкурса следующего года.
    4.2. Оргкомитет объявляет все изменения в номинациях в начале каждого календарного года, в котором проводится Конкурс.
    4.3. Объявление содержит:
    - темы (номинации) Конкурса этого года;
    - требования к подаче проектов;

  • - награды.
    4.4. Объявления публикуются в отраслевых и общественных изданиях, на специализированных сайтах путем рассылки сообщений по электронной почте архитекторам, дизайнерам, архитекторам и дизайн-бюро, союзам архитекторов, дизайнеров и т. Д.

    5. Порядок проведения конкурса
    5.1. К участию в конкурсе INTERIA AWARDS 2014 проекты должны быть получены Оргкомитетом до 5 сентября 2014 года, как это предусмотрено Положением о приеме проектов.
    5.2. Оценка проектов INTERIA AWARDS 2014 состоит из двух этапов.
    5.2.1. С 1 декабря 2013 г. по 5 сентября 2014 г.

  • Оргкомитет принимает проекты Секции реализации, оценивает и распределяет их по категориям. Экспертный совет Организатора номинирует проекты на конкурс INTERIA AWARDS.
    5.2.2. С 15 сентября 2014 г. по 1 октября 2014 г.
    Профессиональное жюри, Общественное жюри и Совет
    экспертов по дизайну интерьеров и архитектурной среды вместе с партнерами конкурса выбирают победителей конкурса INTERIA AWARDS и возобновляют работу в Интернете.
    голосов.Оргкомитет утверждает
    результат голосования.
    5.3. Объявляется результат конкурса.
    на церемонии вручения награды INTERIA AWARDS. Дата
  • Организационным комитетом устанавливается
  • церемонии.

    6. Заключительные положения
    6.1. Организатор Конкурса имеет право изменить условия Конкурса или отменить его только в течение первой части срока подачи проектов.

  • лучших домов: Премия за лучший дом, версия

    Премия «Лучший дом» проводится Советом экспертов по дизайну и архитектуре / CEID второй год подряд.Он появился в результате ребрендинга знаменитой Interia Awards. Best House отмечает лучшие проекты частных домов, реализованные за последние два года. Среди особенностей премии - наличие профессионального и академического жюри, а также динамичное формирование номинаций (их список ежегодно составляется на основе анализа результатов прошедшего сезона).

    Церемония награждения в этом году прошла в конце мая в МАРХИ. Мы представляем лауреатов в каждой категории и награжденные проекты.

    Номинация «Усадьба»
    + дипломы порталов Architime, «Строительный эксперт», Zaggo.ru и ГУ «Мосстройинформ»

    Усадьба Клаугис - дом площадью 4220 м² в Латвии

    Тотан Кузембаев, Константин Мошкович, Александр Первенцев, Олжас Кузембаев, Данир Сафиуллин, Антон Савельев, Александра Черткова, Александр Кудимов, Сергей Шошин / А.Б. Тотана Кузембаева

    Номинация «Особняк»

    Дом площадью 900 м² в Ленинградской области

    Юдин Андрей

    Номинация «Коттедж»

    Дом площадью 453 м² в Пермском крае

    Ольга Гусева, Максим Гусев

    Номинация «Вилла»

    Дом площадью 1250 м² в Подмосковье

    Александра Федорова, Анастасия Гурова, Полина Федорова, Сергей Калюта

    Номинация «Гостевой дом»

    Дом площадью 133 м² в Свердловской области

    Василий Пушков и Анна Зеге

    Номинация «Загородный дом»
    + диплом издательства «Строительная газета»

    Дом площадью 250 м² в Подмосковье

    Сергей Колчин, Антон Архипов

    Номинация «Павильон»

    Дом площадью 103 м² в Подмосковье

    Борис Уборевич-Боровский, Тимофей Тищенко, Ирина Селезнева, Оксана Лобанова

    Номинация «Дом-Баня»

    Дом площадью 200 м² в Подмосковье

    Кононенко Александр

    Диплом журнала Project Russia

    Дом площадью 1320 м² в Подмосковье

    Левон Айрапетов, Валерия Преображенская, Диана Грекова, Юлия Головенкова, Ольга Абрамова

    Archiprofi.ru портал диплом

    Дом 1800 м² в Испании

    Татьяна Миронова и Иван Миронов

    Диплом журнала «Современный Дом»

    Дом площадью 692 м² в Московской области

    Елена Бурмистрова

    Диплом журнала «АртДом»

    Дом площадью 250 м² в Калининградской области

    Татьяна Генне

    ***

    Дополнительную информацию можно найти на сайте награды.

    HILL8 - Апарт-отель | ABD Architects

    HILL8 - это современное 15-этажное здание, расположенное в 2 минутах ходьбы от метро Алексеевская в центре Москвы. В многофункциональном комплексе 294 квартиры общей площадью от 35 до 130 кв.м. В отделке первых трех этажей использован натуральный юрский мрамор. Окончательная реализация проекта запланирована на 4 квартал 2020 года.

    Архитектура здания разработана ведущим российским архитектурным бюро ABD architects, проектирование выполнено с использованием технологий BIM-моделирования.Автор интерьеров общественных зон - промышленный дизайнер с мировым именем Карим Рашид. Концепция дизайна интерьера квартиры - известный российский архитектор Борис Уборевич-Боровский. Над идеологией и брендом проекта работало международное бюро BBDO.

    Проект получил говорящее название HILL8 не случайно. Он воплощает в себе дух космополитизма, открытости миру, ответственного отношения к потреблению, лучших практик в архитектуре и дизайне.Главные особенности нового жилого комплекса - экологичность, высокие технологии и ответственное потребление.

    В комплексе предусмотрен двухуровневый подземный паркинг, лифт с которого обеспечивает прямое сообщение с правым этажом, ограничивая доступ в жилую зону. Класс энергосбережения дома А +. Все инженерное оборудование создано лидерами рынка (YORK, BOSH, DNH) и выбрано на основе энергетического моделирования для сертификации BREEAM. В озеленении предусмотрены зоны для взрослых - лаунж-зоны, малые архитектурные формы и т. Д.Особое внимание уделяется вопросам безопасности, организации высокого качества обслуживания и конфиденциальности проживания.

    Большое внимание уделяется экологии, поэтому многофункциональный комплекс квартир проходит двухконтурную сертификацию BREEAM на уровне «ОЧЕНЬ ХОРОШО». BREEAM / BRE Environmental Assessment Method / оценивает здание по 10 аспектам, включая энергоэффективность, комфорт и безопасность для людей, экологичность материалов. Специалисты BREEAM будут контролировать выполнение стандартов на всех этапах проекта.

    Кристина Е. Кроуфорд

    Книги

    Кристина Е. Кроуфорд и Тим Лав. «Сюжетная логика: создание персонажей через творческое объединение». В Urban Design and the Real Estate Development Process , под редакцией Стива Тисделла и Дэвида Адамса. Oxford: Wiley-Blackwell, 2011.

    Джоан Бускетс и Кристина Э. Кроуфорд. Безграничный Чикаго: две сети между озером и рекой ( Перепроектирование городов с сеткой, серия ).Сан-Франциско: AR + D Publishers (осень 2016 г.).

    Тим Лав, Кристина Кроуфорд, Крис Гентер, Мэтью Литтел, ред. Атлас городского жилищного строительства . Бостон: pinkcommabooks, 2008.

    Главы книги

    Кристина Э. Кроуфорд. «Диалектические пейзажи советского жилья». К истории экологического жилья: переосмысление взаимосвязи между ландшафтом и жилищем, изд. Жанна Хаффнер. Лондон: Рутледж (готовится к печати, 2020 г.).

    Кристина Э. Кроуфорд. «Дело о спасении социалистического пространства». В Routledge Research Companion to Landscape Architecture , под редакцией Эллен Браэ и Генриетты Штайнер. Лондон: Рутледж, 2019, 260-73.

    Тим Лав и Кристина Кроуфорд. «Сюжетная логика: создание персонажей через творческое объединение». В Urban Design and the Real Estate Development Process , под редакцией Стива Тисделла и Дэвида Адамса. Oxford: Wiley-Blackwell, 2011.

    Статьи

    Кристина Э.Кроуфорд. «От тракторов к территории: социалистическая урбанизация через стандартизацию». Журнал городской истории , специальный выпуск «Город второй мир», Vol. 44 (1), 54-77. Doi: 10.1177 / 0096144217710233. Лауреат премии Emerging Scholar Prize 2017 года Общества историков восточноевропейского, евразийского и российского искусства и архитектуры (SHERA).

    Кристина Э. Кроуфорд. «В необычном пространстве». Архитектура Бостон 20: № 2 (2017): 20-23.

    Кристина Э.Кроуфорд. «От старой семьи - к новой». Harvard Design Magazine 41: Планирование семьи (2015): 38-45.

    Кристина Э. Кроуфорд. «Инновационный потенциал дефицита в товарищеской конкуренции SA за коммунальное жилье, 1927». ArchiDOCT 1, нет. 2 (2014).

    Кристина Э. Кроуфорд. «Городское пространство или государственный памятник? Майдан в Киеве». Archis 2 (2003): 46-49.

    Кристина Э. Кроуфорд. «Культура Торгового Центра». АСС (Art, City, Construction) / Украина 41, no.10 (2003): 44-45.

    Кристина Э. Кроуфорд. «Декларация независимости». Метрополис, , декабрь (2002): 54.

    Обзоры и интервью

    Кроуфорд, Кристина Э. Обзор Посредники современности: Восточно-Центральная Европа и рост модернистских архитекторов, 1910-1950 гг. Мартина Кольрауша . Журнал Общества историков архитектуры , готовится к печати (сентябрь 2020 г., том 79, № 3): 344-346.

    Кристина Э. Кроуфорд. Обзор Industries of Architecture , Кэти Ллойд Томас, Тило Амхофф и Ник Бич, Journal of Architectural (JAE) Online , 16 ноября 2017 г.

    Кристина Э. Кроуфорд. Рецензия на "Вандомский курган ". Future Anterior: журнал теории исторической сохранности и критики 12, вып. 1 (лето 2015): 102-09.

    Кристина Э. Кроуфорд и Дарра Гольдштейн. «Под кроватью - прохладное, темное место». Harvard Design Magazine , нет. 43: Срок годности (2106).

    Кристина Э. Кроуфорд. «Баухаус 1919-1933: Мастерские для современности, MOMA New York». Архитектура Бостон 13, вып.2 (2010).

    Интернет-публикации

    Кристина Э. Кроуфорд. «Генплан 101: Как читать рисунок генерального плана социализма». In Second World Urbanity , 2015.

    Книги / проекты в стадии подготовки

    Взаимодействие жилищного строительства Атланты: расширение карты жилищного строительства в период между двумя мировыми войнами . Рукопись и общедоступный исторический веб-сайт в процессе работы при поддержке постдокторской стипендии Гетти / ACLS по истории искусства и гранта Фонда Грэма для перспективных исследований в области исследований и разработок изобразительного искусства.

    Детройт x Москва x Детройт. Совместное исследование, симпозиум (2019 г.) и отредактированный том (2021 г.) с Клэр Циммерман (Мичиганский университет) и Жаном-Луи Коэном (Институт изящных искусств Нью-Йоркского университета).

    Избранные семинары

    Пространственная революция! Раннесоветская архитектура и планировка; Советские города; Освоение архива: место Атланты в межвоенных жилищных дебатах; Архитектор и город; Четыре стены и крыша: современная архитектурная теория и практика

    H-Украина Интервью с Кристиной Кроуфорд "В центре внимания" | H-Украина

    H-Украина Интервью «В центре внимания» с Кристиной Кроуфорд

    Dr.Кристина Э. Кроуфорд - доцент кафедры современной и современной архитектуры факультета истории искусств Университета Эмори и преподаватель программы Эмори по изучению России, Восточной Европы и Евразии.

    H-Украина : Вы не только историк архитектуры, но и лицензированный архитектор и городской дизайнер. Вы разработали проекты и планы для ряда зданий и муниципалитетов как внутри страны, так и за рубежом.Что привлекло вас в архитектуре как профессии и что заставило вас принять решение преподавать историю архитектуры?

    CC : Я всегда любил здания и с юных лет мечтал стать архитектором. Я вырос в штате Мэн в доме, построенном в 1825 году, который давал возможность исследовать бесчисленные жуткие уголки и пробуждал мое воображение о том, кто и что населял его до меня. В колледже я дважды специализировался на архитектуре и изучении России и Восточной Европы (я объясню это ниже).Я разработал старший проект, который работал для обеих специальностей: письменную диссертацию о строительстве первой линии Московского метрополитена в 1935 году и проект современной станции Московского метрополитена. По окончании учебы проект получил большой приз - одобрение на совместное преследование этих разрозненных интересов, - но мне потребовалось много времени, чтобы понять, как сделать из него карьеру. Проработав в течение года вице-консулом в консульстве США в Санкт-Петербурге, Россия (собеседование и принятие решения о выдаче визы в США, действительно ужасная работа), я пошел в архитектурную школу при Гарвардской высшей школе дизайна (GSD), а затем почти десять лет работал лицензированным архитектором в Бостоне, а также преподавал историю архитектуры в качестве адъюнкта в Северо-Восточном университете - на самом деле, просто для развлечения.В конце концов, мне было больше удовольствия от занятий в классе, чем от борьбы с подрядчиками на стройплощадках. Я вернулся в Гарвард, чтобы получить степень доктора философии по истории архитектуры с акцентом на раннесоветскую архитектуру и планирование. Нет никаких сомнений в том, что мое время работы в качестве архитектора влияет на вопросы, которые я задаю как историк архитектуры.

    H-Украина : Я помню, как впервые наткнулся на вашу работу при исследовании Харьковского тракторного завода (ХТЗ), и вы любезно ответили на мое электронное письмо с просьбой предоставить дополнительную информацию о заводской газете. Темп .Было так здорово встретить кого-то еще, кто был так же увлечен тракторами и соцгородом , как и я! Когда вы заинтересовались советской историей и что заставило вас заняться советской архитектурой и планировкой?

    CC : Я давно интересовался этими идеями и посещал сайты, построенные в ранний советский период. Я был студентом по обмену в Краснодаре с русской семьей в последний год существования СССР - опыт, полностью изменивший мою жизнь.Я выучил язык и культуру у своей русской семьи, испытанной огнем, и до сих пор близок с ними. Конечно, 1990-91 год был неспокойным. Многие из моей когорты по обмену, которые пережили распад Советского Союза в режиме реального времени, в конечном итоге изучали советскую историю в колледже. А что касается моего внимания к советской архитектуре и планированию: ну, по опыту я знаю, что англоязычной литературы по советской архитектуре и планированию действительно мало. В Гарвардском GSD (ведущей архитектурной школе в мире, взятой в качестве всего лишь одного примечательного примера) единственными проектами из социалистического мира, которые преподают (если они вообще есть), являются так называемые бумажные проекты: дальновидный авангардный дизайн, никогда построен.Почему мы не знаем больше о материальных пространствах, в которых жили советские граждане на протяжении большей части ХХ века? Из-за моего опыта работы на практике меня особенно интересуют эти построенные проекты. Окружающая среда, построенная в советские времена, открывает жизнеспособные альтернативы архитектуре и городам, построенным при капитализме.

    H-Украина : Ваша будущая книга с издательством Cornell University Press, Пространственная революция: архитектура и планирование в раннем Советском Союзе (вышла в феврале 2022 года издательством Cornell University Press), представляет собой сравнительное исследование Советская архитектура в трех крупных промышленных районах Советского Союза.Не могли бы вы рассказать нам немного больше об этом проекте и о том, как Украина (в частности, Харьков) вписывается в ваш более крупный план космоса, революции и социалистического дизайна?

    CC : Пространственная революция - первое сравнительное параллельное исследование советской архитектуры и планирования для создания повествовательной дуги по всему Советскому Союзу. Мое повествование объединяет три важнейших промышленно-жилых проекта в Баку, Магнитогорске и Харькове, построенные в первые пятнадцать лет советской эпохи и внимательно отслеживаемые во всем мире, особенно после краха капиталистических рынков в 1929 году.Первоначально я планировал написать всю свою диссертацию (на которой основана книга) об архитектуре и планировке украинской советской столицы Харькова в 1919-34 годах, но в конечном итоге захотел рассказать более широкую историю строительства во время советской индустриализации. Харьковский тракторный завод - последняя из трех моих площадок - это история успеха архитектурной стандартизации.

    Ранний Советский Союз был невероятно захватывающим контекстом для архитекторов и проектировщиков. Мир переделывался, и на всех уровнях советской власти существовало твердое убеждение, что космос является важнейшим инструментом трансформации общества.Я хотел лучше понять задачи, которые ставит перед конструкторами как советское государство, так и изнутри дисциплины, и погрузиться в это время. Для этого мне пришлось использовать весь свой инструментарий - дизайн, академическую подготовку и языковые навыки - чтобы разобраться в истории происхождения советского пространства и, в частности, глубоко покопаться в архивах. Что я обнаружил - и это не удивило меня, как бывшего практикующего специалиста, - так это то, что на сайтах вдали от Москвы местные дизайнеры и клиенты имели большую свободу экспериментов, но они также страдали от экстремального давления графика произвольно назначены), нехватка рабочей силы и материальные недостатки.Несмотря на эти трудности, промышленно-жилые объекты были построены в 1920-х и 30-х годах, и они установили такие практики, как архитектурная стандартизация и централизованное планирование, которые сохранялись на протяжении всего советского периода.

    H-Украина : Важным аспектом вашей работы, включая вашу новую книгу, является роль внешних экспертов в строительстве советских промышленных объектов. Архитекторы, инженеры и специалисты по строительству из таких мест, как США, Канада и Германия, среди других регионов, были неотъемлемой частью строительства многих промышленных объектов, о которых вы пишете.Для тех, кто может не знать о роли этих сторонних экспертов, не могли бы вы рассказать нам больше о типах ролей, которые они выполняли в Советском Союзе? Почему эти люди уехали из своих стран в Советский Союз и помогли построить социализм? Каким образом этот обмен интеллектуальными и архитектурными знаниями помогает нам выйти за рамки идеологических разделений того времени?

    CC : Каждый объект, исследованный в рамках пространственной революции , был узлом в глобальной сети, разработанной в начале 20-го века, которая свободно обменивалась экспертами, технологиями и материалами.Идеи, как пространственные, так и социальные по своей природе, циркулировали между этими местами и капиталистическим Западом с еще большей готовностью, окончательно опровергнув общие представления времен холодной войны о советском изоляционизме. Например, Харьковский тракторный завод был построен по модифицированному проекту из Сталинграда, который был разработан в Детройте американскими архитекторами и инженерами.

    Некоторые из этих историй также попали в книгу Детройт-Москва-Детройт: советско-американские архитектурные обмены, 1917-1945, , которую я редактирую вместе с коллегами Клэр Циммерман (Мичиганский университет) и Джин. -Луис Коэн (Нью-Йоркский университет) (ожидается в 2023 г.).Очерки в этой книге предполагают, что капиталистическая и коммунистическая среда, построенная в двадцатом веке, не была диаметрально противоположной, а на определенных участках была произведена совместно в период интенсивного технического обмена между двумя мировыми войнами, особенно в течение первых пятидесятилетних войн. Годовой план. Американские архитектурные и инженерные фирмы, пережившие Великую депрессию, были наняты советским правительством, чтобы дать толчок тяжелой индустриализации в этой преимущественно аграрной стране. Детройтская архитектурная фирма Albert Kahn, Inc.один только запустил более 500 советских промышленных строительных проектов и обучил более 300 советских проектировщиков, техников и чертежников американским методам проектирования и реализации в сотрудничестве с Советским Союзом в период с 1929 по 1932 год. К концу 1932 года большинство американских специалистов в области строительства имели вернулся в США как раз вовремя, чтобы помочь в буме капитального строительства в Соединенных Штатах в рамках Нового курса. Многие техники, инженеры и архитекторы, совершившие поездку в СССР и обратно, стали предметами национальных журналистских репортажей; многие из них написали свои собственные мемуары, рассказывая о своих советских приключениях и делясь извлеченными уроками.Моя глава в книге - это внимательное прочтение избранных «красных мемуаров» - они потрясающие.

    H-Украина : В настоящее время вы работаете над новым проектом, который исследует межвоенный обмен опытом в области жилищного строительства между США и Европой. Не могли бы вы рассказать нам больше об этом новом проекте и о том, как транснациональный обмен архитектурными и городскими идеями функционировал в межвоенный период?

    CC : Мой новый проект, Atlanta Housing Interplay, разделяет концептуальную основу и метод с Spatial Revolution и Detroit - Moscow-Detroit .Я называю это «узловой историей», поскольку она включает колебания между глубоко изученными отдельными объектами и более крупными территориями, на которых эти объекты становятся союзниками и материально связаны. Я разработал этот метод мысленно, а затем графически, нанеся свои исследовательские площадки на единую глобальную карту, чтобы увидеть взаимозависимости, которые в противном случае были бы скрыты. Случайный вопрос коллеги из Эмори - есть ли график Атланты на вашей карте жилищного строительства в период между двумя мировыми войнами? - побудил меня расширить свое исследование, включив в него первые жилищные проекты в США, финансируемые из федерального бюджета: Techwood Homes в Атланте (1936 год, для белых семей) и университет. Дома (1937 г., для черных семей).Эти проекты, состоящие из невысоких кирпичных многоквартирных домов, расположенных в открытых пространствах, пересекаемых пешеходными дорожками, стали образцами американского государственного жилья в годы после ратификации Национальных жилищных законов 1934 и 1937 годов. Проект направлен на расширение архитектурной карты периода между двумя мировыми войнами до утвердить роль Атланты в качестве центра обмена европейскими идеями в области социального жилья и места первых прецедентов в области жилищного строительства на дому.

    Особый интерес для этого исследования представляют две миссии по установлению фактов - Housing Grand Tours - которые Чарльз Ф.Палмер, магнат коммерческой недвижимости Атланты, превратившийся в крестоносца, отправился в Европу в 1934 и 1936 годах, чтобы задокументировать жилые участки, которые он считал достойными возможного копирования в Атланте. Палмер повторно активировал узлы, изображенные на моей предыдущей исследовательской карте, во время своих посещений недавно построенного case populari (народные дома) в фашистском Неаполе и Риме, gemeindbauten (муниципальные жилые кварталы) в Красной Вене и недавно построенные дома doma-kommuny (коммунальные дома) в Москве.Вопросы, которые задавали советские герои в фильме Пространственная революция , были такими же, как и Палмер для Атланты. Кто отвечает за обеспечение рабочего класса жильем и социальными услугами? Каковы составляющие «хорошего города»? Какова роль стандартизации и массового производства в архитектурном дизайне? Как следует пространственно оформить современный жилой дом? Эти вопросы были заданы в международном контексте, и развитие отдельных узлов развило дискуссии.В том виде, в каком они были построены, жилые проекты в Атланте представляли собой суперкварталы отдельно стоящих баров средней этажности, установленных в общих зеленых насаждениях с интегрированными детскими садами и игровыми площадками, общей прачечной и комнатами для встреч, а также специализированными магазинами для жителей. Палмер отклонял обвинения в социализме в Techwood и университете в течение многих лет после завершения жилищных проектов - из-за щедрого государственного финансирования и встроенных в них удобств - и это правда, что интегрированные социальные программы действительно указывают на приверженность жилищным проектам, которые Палмер посещал в социалистических европейских местах .

    H-Украина : Я знаю, что ваша работа по советской архитектуре охватывает не только Украину, но мы всегда спрашиваем наших собеседников о том, какие места они любят посещать, когда они едут в Украину. Где ты любишь побывать и почему?

    Во время учебы в архитектурной школе в 2003 году я был студентом Фулбрайта в Украине и много путешествовал, чтобы фотографировать здания (новые и старые) по всей стране. Есть так много замечательных мест, что сложно выбрать, но я предлагаю три из моих архитектурных фаворитов.Во-первых, для романтиков: Каменец-Подольский замок. Подход по мосту с замком, возвышающимся над окружающей сельской местностью, незабываем. Во-вторых, для раннесоветского эстета: Харьков и районы вокруг здания Госпрома, наполненные невероятной конструктивистской архитектурой, построенной в конце 1920-х - начале 1930-х годов. В-третьих, для историка культурного перекрестка (а я знаю, что это спорная география, но для меня это Украина): Бахчисарайский дворец в Крыму.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

    Вернуться наверх